Открытки и пожелания, календарь праздников и события, история и библиотека, каталог сайтов от webplus.info
Версия страницы для смартфонов, планшетов и мобильных устройств МОБИЛЬНАЯ ВЕРСИЯ    Свежий календарь праздников и событий КАЛЕНДАРЬ    Все новости НОВОСТИ    Открытки КАТАЛОГ ОТКРЫТОК    Каталог пожеланий и поздравлений ПОЖЕЛАНИЯ    Исторические очерки ИЗ ИСТОРИИ...  Красивые обои на рабочий стол ОБОИ    отборные сайты КАТАЛОГ САЙТОВ 
НовостиНовости
  E-News
  FOOTBALL.UA
  HiTech.Expert
  Korrespondent.Net
  Lenta.ru
  Mignews.com.ua
  WorkNew
  chaskor.ru
  medportal.ru
  news.rambler.ru
  newsru.com
  tsn.ua
  zik.ua
  Аргументы.ру
  Газета.Ru
  ГолосUA
  Дни.ру
  ИА Интерфакс
  ИА УНН
  ИА Росбалт
  ИТАР ТАСС
  Интернет-газета forUm
  Интерфакс
  КиевВласть
  Коммерсантъ
  ЛIГАБiзнесIнформ
  Лига Новости
  Независимая Газета
  Обозреватель
  ПОЛИТ.РУ
  ПРО ФУТБОЛ
  Правда.Ру
  Радіо Свобода
  СЕГОДНЯ.ua
  УБР
  УНИАН
  УРА-Информ
  Українська Правда
  ФРАЗА.com.ua
  Цензор.нет
ОТКРЫТКИСамые популярные открытки
Самые популярные открытки - Праздники Праздники
Самые популярные открытки - Сегодня День... Сегодня День...
Самые популярные открытки - Смешные открытки Смешные открытки
Самые популярные открытки - Моя семья Моя семья
Самые популярные открытки - Учёба и работа Учёба и работа
Самые популярные открытки - События События
Самые популярные открытки - Поздравления Поздравления
Самые популярные открытки - Друзьям Друзьям
Самые популярные открытки - Любимым Любимым
Самые популярные открытки - Брачные Брачные
Самые популярные открытки - Ретро открытки Ретро открытки
Самые популярные открытки - Соболезнования Соболезнования
Самые популярные открытки - Христианские анимированные открытки Христианские анимированные открытки
Самые популярные открытки - День рождения День рождения
Самые популярные открытки - С Добрым утро С Добрым утро
 
ИНФОРМЕРЫкалендарь праздников и событий
Календарные информеры
для сайтов

Календарные информеры для сайтов

26 января 2021, вторник 08:11

№ 16743297

Новости - Россия

Новости - Россия
Новости - Россия - Наука и Новые технологии

Наука и Новые технологии

все новости раздела
с комментариями
14:00
25 Янв
Тайные знаки природы (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Бомбора» представляет книгу Петера Воллебена «Тайные знаки природы. Как стать погодным детективом и читать приметы» (перевод А. Г. Колесниковой). Всемирно известный автор «Тайной жизни деревьев» Петер Воллебен раскрывает новые секреты — как расшифровать тайные признаки природы, изучая погоду. В этой книге автор использует свой многолетний опыт наблюдения за природой, чтобы помочь нам совершенно по-новому понимать погодные явления и поведение живых существ. Анализируя объяснения повседневных вопросов и загадок, связанных с погодой и природными явлениями, он углубляется в новый и интригующий мир научных исследований. При какой температуре пчелы остаются в ульях? Почему южные ветры зимой часто приносят штормы? Как пение птиц или цветочные ароматы могут помочь определить время? Это одни из многих вопросов, которые автор ставит в своей книге. Погодный детектив, наполненный самыми последними открытиями в сочетании с древними, ныне забытыми знаниями, поможет вам прочесть тайные знаки природы и открыть для себя новый богатый смысл в мире вокруг вас. Предлагаем прочитать раздел книги, посвященный инвазионным видам.   Инвазионные виды Миграция различных видов происходила с момента появления жизни на Земле. Неважно, вызвана ли она изменением климата или желанием получить доступ к новым территориям, ясно одно — ни одно растение или животное не остается навсегда на одной территории. Надо сказать, что такие перемещения могут занимать сотни, если не тысячи, лет. Тем не менее сейчас мы наблюдаем необычайное ускорение процессов миграции. Намеренно или нет, всё больше растений и животных переносится людьми на новые континенты вместе с грузами и багажом. Неофиты — растения, недавно появившиеся в местной флоре, — оказывают довольно выраженный эффект на нашу территорию, что наглядно подтверждается приведенными ниже примерами. Более половины территории Центральной Европы используется для сельскохозяйственной деятельности и в большинстве своем занято пахотными полями. На этих участках некогда господствовали густые леса, которые были вырублены для того, чтобы можно было вспахать землю, и большинство произрастающих там видов было завезено с других континентов. Картофель, кукуруза, перец — эти привычные для нас чужаки уже не кажутся чем-то необычным. Наши леса также не единожды подвергались похожим изменениям: в местах, где некогда шумели своими ветвями буки и дубы, теперь можно увидеть строгие ряды елей и сосен. Такие изменения затронули почти три четверти территории Центральной Европы и были произведены вполне осознанно. Природа больше не имеет с этим процессом ничего общего; в данный момент мы живем в одном из самых густонаселенных регионов мира, в котором особое внимание уделяется непрерывным поставкам еды и товаров широкого потребления. Взгляните на ваш сад и попробуйте угадать, какие из ваших овощей, цветов и деревьев являются местными видами. Я ни в коем случае не утверждаю, что местные виды во всем лучше, чем завезенные. Органический сад с импортными культурами может быть безопасным местом для исчезающих местных видов и при этом, помимо своих очевидных преимуществ, обеспечивать нас продуктами питания. Уже довольно долгое время большинство растений, которые мы видим вокруг, являются неофитами, и им удается не привлекать к себе внимание благодаря своему примерному поведению. Они избегают неприятностей, оставаясь на отведенных им участках, не разрастаются бесконтрольно на соседние территории и исчезают сразу же, как только мы перестаем ухаживать за ними. Они становятся героями новостей, только когда перестают соблюдать условия сделки — вырываются на свободу из садов и полей и начинают буйствовать на прилегающих территориях. Давайте поближе познакомимся с этими нарушителями спокойствия. Растения, как и животные, переселяются на новые территории. Конечно, они это делают не с помощью четырех лап, а в форме семян и плодов. Они отправляются в путешествие на поиски нового дома, чтобы вырасти там во взрослое растение, произвести свои собственные семена, и далее процесс повторяется. Легкие и пушистые семена разносятся ветром на сотни метров, достигают новых берегов и опускаются на землю. Орехи из-за своей тяжести нуждаются в помощи животных — белок, мышей и соек, которые подбирают их и прячут в тайники. В течение долгих зимних месяцев эти запасливые животные возвращаются к своим спрятанным лакомствам. Но иногда память их подводит, часть запасов остается нетронутой и прорастает с приходом весны. Скорость распространения орехоплодных деревьев, дубов и берез очень мала и составляет пару километров в десять лет, но ведь и животные-помощники редко перемещаются довольно далеко. Однако в наше время скорость, с которой путешествуют растения, достигла совершенно нового уровня, и способствовали этому мы, люди. Растения, как и люди, пользуются современными транспортными средствами и перемещаются при помощи машин, поездов, кораблей и самолетов, поэтому неудивительно, что многим из них удалось попасть на другие континенты. Эти изменения сказались на внешнем виде наших сельскохозяйственных земель, на которых практически не осталось места для аборигенных видов. Большинство сельскохозяйственных культур имеют одно общее качество: они остаются на отведенных им местах. Вы когда-нибудь слышали о вышедших из-под контроля посадках картофеля или стремительно разрастающейся капусте? Скорее всего, нет, так как эти иммигранты не очень-то конкурентоспособны; они плохо переносят морозы и выживают только благодаря нашей заботе. Если бы люди перестали ухаживать за культурными растениями, значительная их часть исчезла бы без следа. И подавляющее большинство сельскохозяйственных культур относится к этой не доставляющей беспокойства категории. Однако есть и другая категория переселенцев, которые не остаются на отведенных им местах — будь то поля или сады — и совершают побег при первой же возможности. Их семена разносятся ветром, водой или птицами, и они быстро разрастаются на окружающей местности. Их распространение приводит к серьезным последствиям для местных видов, которые в результате оказываются вытеснены со своих мест обитания. Очень часто начало этому вторжению бывает положено в фешенебельных садах с изысканной растительностью. Именно так в начале XIX века недотрога железистая ( Impatiens glandulifera ) была завезена в Европу из Азии. Это растение, которое способно достигать высоты более двух метров, завоевало свою популярность благодаря своим красивым розовым цветам. Осенью оно производит несколько тысяч семян и отмирает. Название «недотрога» (лат. Impatiens ) растение получило благодаря тому, что его плоды способны взрываться при прикосновении и разбрасывать семена на несколько метров. Если рядом есть ручей или река, несколько семян может упасть в воду и уплыть далеко от материнского растения. В этом случае все берега будут покрыты зарослями этих растений, которые со временем вытеснят местную флору. Толстый ковер из листьев недотроги препятствует развитию каких-либо других форм растительной жизни, а так как осенью она полностью отмирает, берега рек и ручьев остаются без защитного покрова, и голая земля размывается дождями. Есть и другие виды, известные своими побегами из садов, например, борщевик Мантегацци и рейнутрия японская. *** Тем не менее садовые центры продолжают продавать растения, от присутствия которых в наших садах было бы лучше отказаться. Из тех, что сразу приходят на ум, — это голубика высокорослая, завезенная из Северной Америки и поселившаяся на территории Европы, буддлея, которая может целиком захватить пустующие поля, и золотарник канадский, покрывающий берега рек. Какие же шаги вы можете предпринять, чтобы не участвовать в распространении инвазионных видов? Хорошим решением будет всегда выбирать для посадки местные виды: хотя они и сами вполне способны выйти за границы участка, но редко пользуются этой возможностью. Однако множество из предложенных на рынке растений являются завезенными из других мест. Необычное всегда притягивает, и, несмотря на избыток и красоту местных видов, покупатели выбирают довольно посредственные варианты, привлеченные их новизной. Хорошим примером является картофель. Когда он был завезен в Европу — и никто еще не знал, что его можно употреблять в пищу, — он продавался как декоративное растение. Если будет возможность, взгляните как-нибудь на картофель в период цветения: вы не увидите ничего особенно. Как только картофель начали массово выращивать, он утратил свою необычность, а вместе с тем и привлекательность, поэтому сегодня вряд ли кому-то придет в голову посадить картофель у себя в клумбе. Конечно, всё вышесказанное не означает, что вы должны совсем отказаться от выращивания некоренных видов. Однако будет нелишним перед покупкой почитать в интернете, как ведет себя то или иное растение. Существует множество веб-сайтов, содержащих актуальную информацию об инвазивных неофитах. Вы увидите, что большинство растений совершенно безобидны, они остаются в своих клумбах и не создают никаких проблем. Растений, которые могут распространиться за пределы сада, довольно мало. На практике прослеживается следующая закономерность: только один из десяти чужеродных видов выживает в садах Европы. Из десяти выживших только один сможет вырваться за пределы ограды и проникнуть на открытую территорию, где ему придется столкнуться с не самой благоприятной почвой. И только 10 % от этой группы начнут вытеснять местные виды. В конечном счете это означает, что нам нужно держаться подальше всего от одного вида из тысячи, и мы вполне можем смириться с этим ограничением. Незваные гости могут быть также занесены в наш сад вместе с кормом для птиц. Один из таких гостей — амброзия, растение, которое может ворваться в идиллическую обстановку вашего сада, превратив в кромешный ад жизнь тех, кто страдает от сенной лихорадки. По данным Баварского государственного исследовательского центра сельского хозяйства, одно растение амброзии производит до одного миллиарда пыльцевых зерен, обладающих более высоким аллергенным потенциалом, чем травы. Из-за того, что амброзия состоит в близком родстве с подсолнечником, ее невозможно вывести из засаженных подсолнухами полей, и семена амброзии часто попадают в корм для птиц. Эти семена затем остаются в вашем саду и могут прорасти в любое время в течение следующих сорока лет. Если зимой вы подкармливаете птиц, следите, чтобы на упаковке от птичьего корма была надпись «не содержит семян амброзии». Это поможет хоть немного защитить ваш сад; и нам еще только предстоит увидеть, сколько вреда принесет эта бомба замедленного действия, занесенная вместе с кормом для птиц в последние десятилетия. Амброзия довольно слабо конкурирует с другими видами растений и может выжить только в чистой почве. Если ваш сад густо засажен растениями, то для амброзии не найдется места на клумбе или лужайке, чтобы поселиться на вашем участке.
09:00
25 Янв
"Роскосмос" прокомментировал сообщения об отстранении от участия в лунной программе (ИТАР ТАСС)
В госкорпорации сообщили, что представители Роскосмоса летом 2020 года участвовали в онлайн-брифинге, на котором обсуждали проект по созданию окололунной станции Gateway
08:00
25 Янв
Ученые опасались, что извержение 1991 года погубило редкий вид мышей. Однако мыши по-прежнему живут на склонах вулкана (ПОЛИТ.РУ)
Зоологи Данило Балете (Danilo Balete) и Ларри Хини (Larry Heaney) из Музея естественной истории имени Филда в Чикаго, а также Эрик Рикарт (Eric A. Rickart) из Музея естественной истории штата Юта, проведя исследования на склонах филиппинского вулкана Пинатубо,  обнаружили там длинноносых лесных мышей , хотя считалось, что этот вид исчез после катастрофического извержения вулкана в 1991 году. Длинноносая лесная мышь ( Apomys sacobianus ) принадлежит к роду филиппинских лесных мышей, насчитывающему более полутора десятков видов. Она была известна по единственному экземпляру, пойманному в лесах на вулкане Пинатубо и описанному в 1962 году. В июне 1991 года спавший более шести веков вулкан проснулся. Во время извержения было выброшено большое количество пепла и сошли пирокластические потоки. Погибло более восьмисот человек. Растительный покров на Пинатубо был полностью уничтожен. В 1992 и 1993 годах случилось еще два извержения существенно меньшего масштаба. «Когда взорвался Пинатубо, наверное, последним, что кто-то из нас мог предположить, было то, что маленький вид мышей, обитающий только на этой горе, мог пережить катастрофу. То, что мы узнали впоследствии, действительно поразило нас», — говорит Ларри Хини, куратор отдела млекопитающих в Музее имени Филда. Экспедиции зоологов работали на Пинатубо в 2011 и начале 2012 года, спустя двадцать лет после катастрофы, и обследовали гору от подножия почти до самой вершины, где сейчас располагается озеро. Растительность на склонах постепенно восстанавливается, но пока еще значительно отличается от густого тропического леса, который рос там до 1991 года. Сейчас она представлена густыми зарослями трав, бамбука, кустарников, низкорослых лиан и небольшим количеством деревьев. Исследования, проведенные в других районах острова Лусон, показывали, что там, где первичные леса сменились вторичной растительностью, численность местных видов мелких млекопитающих упала, а на многих участках стали преобладать инвазивные виды крыс. Однако на Пинатубо, как обнаружилось, исконные обитатели, несмотря на смену растительности, сохранили свои ареалы и численность. Там нашли восемь летучих мышей, семь грызунов (пять местных и два пришлых вида) и даже крупные виды — диких свиней и оленей. Удивительно, что самым многочисленным видом оказалась мышь Apomys sacobianus . Этот вид не только не был уничтожен извержением, но и процветал в этом сильно нарушенном ландшафте вместе с другими местными видами, которые тоже продемонстрировали высокую устойчивость к нарушениям среды обитания. Исследование опубликовал Philippine Journal of Science.
10:37
24 Янв
Найдены странные различия в смертности от COVID-19 у разных рас (Lenta.ru)
Специалисты из университета королевы Марии в Лондоне и одного из крупнейших фондов Национальной службы здравоохранения Великобритании Barts Health провели исследование и нашли странные различия в течении COVID-19 у пациентов из разных этнических групп. Ученые изучили данные 1737 пациентов старше 16 лет с COVID-19.
09:11
24 Янв
Ученые обнаружили странные различия в смертности от COVID-19 у разных рас (news.rambler.ru)
Лондонский университет королевы Марии и фонд Barts Health NHS Trust провел исследование и выяснил, что у пациентов с коронавирусом из разных этнических групп различается течение болезни.
12:08
23 Янв
У человеческого организма нашли «память» на коронавирусы (Lenta.ru)
Организм человека способен хранить «память» о прошлых коронавирусных инфекциях, которыми переболел ранее — и эта «память» способна помочь его иммунной системе бороться с COVID-19. Исследование провела группа американских ученых из Университета Северной Аризоны и Исследовательского института трансляционной геномики.
10:00
23 Янв
Путешествие натуралиста. Приключения с дикими животными (ПОЛИТ.РУ)
Издательства «КоЛибри» и «Азбука-Аттикус» представляют книгу Дэвида Аттенборо «Путешествие натуралиста. Приключения с дикими животными» (перевод Светланы Панич). Живая легенда и ведущий документального сериала о дикой природе «Планета Земля» на Би-би-си сэр Дэвид Аттенборо рассказывает историю своей карьеры телеведущего и натуралиста, на заре которой ему предоставилась уникальная возможность — путешествовать по миру в поисках редких животных для коллекции Лондонского зоопарка и снимать экспедицию для нового шоу Би-би-си «Зооквест» (Zoo Quest). В этой книге собраны истории его первых путешествий. Проживая бок о бок с местными племенами во время походов в поисках гигантских муравьедов в Гайане, комодских драконов в Индонезии и броненосцев в Парагвае, он вместе с остальной командой боролся с речными рыбами-людоедами, агрессивными дикобразами и дикими свиньями, а также с коварством местности и непредсказуемостью погоды, чтобы запечатлеть невероятную красоту и биоразнообразие отдаленных регионов. Эта книга, написанная с неповторимым остроумием и обаянием, — не просто история замечательного приключения, но и история человека, который делится с нами любовью к природе и выступает в ее защиту. «Чтобы программа удалась, у экспедиции должна быть четкая цель — найти такое редкое существо, какого нет ни в одном зоопарке мира, такое загадочное, диковинное, поразительное создание, за поисками которого зрители, замерев у экранов, следили бы из передачи в передачу», — пишет Дэвид Аттенборо. Предлагаем прочитать фрагмент главы об экспедиции в Индонезию.   Признаться, я боялся, что местные жители, которым мы сообщили о цели нашего визита, разочаруются, увидев, что мы не чистим ружья, чтобы отправиться на тигров. Конечно, их несколько озадачило наше увлечение заурядными, скучными существами вроде муравьев и маленьких ящериц, тем не менее каждый день к нам заглядывал старик с добычей. Иногда он приносил мелких рептилий или сколопендру, однажды приволок банку иглобрюхов, которые свирепо раздувались и превращались в колючие желтые шары, а за два дня до нашего отъезда он с торжествующим видом появился у нас на пороге с небольшой делегацией. «Selamat pagi, — поприветствовал я. — Мирного утра». В ответ он вытолкнул вперед молодого человека, который обратился к нам по-малайски. Мы старательно вслушивались в его монолог и в конце концов догадались, что вчера, собирая в лесу ротанг, он наткнулся на огромную змею. «Besar, — подтвердил он. — Большой-большой». Чтобы показать, какое чудище ему встретилось, он прочертил пальцем ноги на пыльной земле длинную линию, отошел от нее на шесть шагов и параллельно провел другую. «Besar», — повторил он, указывая на свой рисунок. Мы закивали. Единственные змеи таких размеров, обитающие на Яве, — это питоны. Индийский питон достигает 7,5 метра, его сетчатые сородичи бывают еще крупнее; самый известный из них — гигантский сетчатый питон девяти метров в длину — считается самой большой змеей в мире. Даже молодого и сравнительно  маленького, не больше пяти метров, питона поймать очень трудно: он обвивается кольцами вокруг человека и удушает его в объятиях. Тем не менее я обещал Лондонскому зоопарку привезти «внушительного питона», если мы его встретим. Впрочем, один простой и надежный способ охоты на громадных пресмыкающихся мы знали. Для начала надо было найти по меньшей мере трех крепких мужчин, желательно по одному змеелову на каждый метр змея, и распределить обязанности: один «отвечает» за голову, другой — за хвост, на третьего возлагается ответственность за остальное тело. Охотники располагались неподалеку от питона, и по команде каждый бросался на доверенную ему часть, при этом ответственным за голову и за хвост следовало напрыгнуть на питона одновременно, чтобы змея не успела задушить того, кто окажется посредине. Иначе говоря, для поимки питона требовалась компания храбрых людей, полностью доверяющих друг другу. Стоявшая перед нами публика в чалмах особого доверия у меня не вызывала. В их личной отваге я не сомневался, но не был уверен, удастся ли объяснить им замысел кампании так доходчиво, чтобы они безошибочно поняли, что от них требуется. Я разразился пространным монологом. Я рисовал картинки на песке. Мои объяснения впечатлили настолько, что примерно через четверть часа пятеро мужчин поняли, что им нет места в моем плане. Теперь у дома стояли только наш знакомый старик и его молодой приятель. Чарльз непосредственно участвовать в операции не мог: ему предстояло снимать происходящее. Поэтому мне ничего не оставалось, как попросить старика ловить хвост, юноше вверить тело питона и принять на себя ответственность за голову. Со стороны могло показаться, будто я самоотверженно иду на риск, но в действительности мною двигали эгоистические соображения. Питон — змея неядовитая; конечно, он может прокусить клыками кожу, но особой опасности его укус не представляет, тогда как ловля хвоста — более противное занятие, поскольку питон, почуяв угрозу, в буквальном смысле обделывается от страха и распространяет вокруг себя невыносимую вонь. Насколько я мог догадаться, старик и юноша вникли в мой замысел и согласились помочь. Мы отправились в лес. Самый юный участник нашего отчаянного предприятия шествовал впереди и расчищал парангом [1] дорогу в зарослях, я, с веревкой и мешком, следовал за ним. Третьим шел старик, он нес фотоаппарат и штатив; Чарльз с кинокамерой на изготовку замыкал процессию. Было бы нечестно утверждать, что я хранил полное спокойствие. Действительно, питоны и боа гораздо симпатичнее ядовитых змей (любой промах при охоте на них оборачивается неделями мучительной агонии и почти неизбежной смертью), однако до сих пор мне приходилось иметь дело только с пресмыкающимися относительно скромных размеров, не больше трех метров в длину. Кроме того, я не был до конца уверен, что мои спутники хотя бы приблизительно представляют, что им следует делать по команде Mendjalankan. Это слово я почерпнул из словаря, где оно означало «вперед, тащи, приступай», и всею душой надеялся, что приказ они поймут. Вскоре дорога круто пошла вверх. Мы пробирались сквозь скрипящие заросли бамбука. Темная пыль и куски сухих, ломких листьев сыпались на голову, липли к вспотевшему телу. Наконец мы вышли на просеку. Я огляделся: внизу, по склонам, вдоль широкого извилистого залива, до самой деревни, лежавшей в полутора километрах отсюда, тянулась густо-зеленая полоса деревьев. Вдруг наш проводник остановился и показал рукой на землю. Из-под толстого ковра листьев, переплетенных с вьющимися травами, выглядывали непонятно откуда взявшиеся куски ржавой проволоки и острый угол странной бетонной конструкции. Мы перелезли через нее и чуть подальше обнаружили глубокую зацементированную яму, почти полностью скрытую под буйной растительностью. Я невольно подумал о древних памятниках Центральной Америки и Индокитая, заброшенных, всеми забытых, задавленных разросшимся лесом. Юноша пытался что-то объяснить. «Бум! Бум! — повторял он. — Besar. Orang Djepang». Мы стояли на остатках огневой позиции, с которой всего 13 лет назад обстреливали эти места японцы, оккупировавшие Яву. Тропа поднималась по склону холма. Наконец наш проводник остановился и сообщил, что видел змею «где-то здесь». Мы сбросили поклажу и разбрелись в разные стороны в поисках питона. Дело казалось безнадежным. Я вглядывался в сложный узор из лиан, опутавших деревья, и уныло думал, что, даже если змея расположилась у меня перед глазами, я всё равно ее не увижу. Вдруг старик радостно завопил. Я со всех ног бросился к нему. Он стоял у небольшого дерева и показывал рукой вверх, где на толстой ветке поблескивал бок огромной змеи. Но это было всё, что мне удалось разглядеть в буйных зарослях, сквозь игру света и тени; ни головы, ни хвоста я не видел. Наша задача явно осложнялась: в известной мне инструкции удачной охоты не говорилось, что делать, если змея залегла на возвышенности. Я не сомневался, что пресмыкающееся лазает по деревьям гораздо лучше, чем я, а силовое единоборство с питоном, равно как и состязание с ним в ловкости, в мои замыслы не входило. Единственное, что оставалось, — заставить его спуститься и далее действовать по нашему безупречно разработанному плану. Я схватил нож и решительно полез на дерево. Ветка, на которой свернулся питон, находилась почти в 10 метрах над землей. Я подобрался поближе и, к собственной радости, обнаружил, что, судя по всему, змея не очень большая. Плоская треугольная голова питона покоилась на одном из огромных колец; из зарослей на меня глядели желтые, круглые, как пуговицы, глаза. Змея была очень хороша собой — гибкая, блестящая, расписанная черно-коричнево-желтым пятнистым узором. Понять, какой она длины, когда развернется, я не мог, но самое крупное из колец, находившихся в поле зрения, достигало почти полуметра в диаметре. Опершись спиной на ствол, я принялся подрубать ветку. Питон лежал, неподвижно уставившись на меня немигающими глазами. Когда ветка затряслась под резкими ударами ножа, он поднял голову, зашипел и на миг высунул длинный черный язык. Одно из его колец медленно сползло с ветки. Я удвоил усилия. Ветка хрустнула и надломилась. Еще пара ударов — и она c громким треском рухнула вместе с питоном неподалеку от нас троих. «Mendjalankan! — завопил я. — Вперед!» Юноша и старик недоуменно уставились на меня. Голова змеи на миг показалась между лежащими на земле листьями и стала удаляться по направлению к бамбуковым зарослям на другой стороне поляны. Если питон уйдет и спрячется среди толстых стеблей бамбука, мы его больше никогда не увидим. Остервенело вопя «Mendjalankan!», я так быстро, как только мог, полез вниз. Мои помощники стояли рядом с Чарльзом и его камерой и ошалело наблюдали за происходящим. Я спрыгнул на землю, схватил мешок и понесся за змеей, которая к этому времени была метрах в двух от бамбука. Было ясно: рассчитывать не на кого, ловить питона мне предстоит в одиночку. К счастью, он так целенаправленно и быстро двигался в заросли, что не обращал ни малейшего внимания на попытки за ним угнаться. Мне удалось схватить питона ровно за миг до того, как маленькая треугольная голова скрылась среди бамбуковых стеблей. Я поймал его за хвост и резко потянул. Рассвирепев от такой фамильярности, он повернулся ко мне, разинул пасть, запрокинул голову, готовясь к нападению, и нервно задергал черным языком. Правой рукой я схватил мешок и, словно рыбак — невод, забросил его к голове змея. «Оп-па!» — воскликнул стоявший за камерой Чарльз. Я бросился к мешку и цепко схватил змею за шкирку. Другой рукой, памятуя об инструкции, я уцепился за хвост. Рептилия билась, извивалась, пыталась свернуться в кольцо, а я торжествовал. По виду она была метра три с половиной длиной и такая увесистая, что мне удалось поднять лишь ее голову и хвост; тело, изогнувшись, по-прежнему лежало на земле. В ту минуту, когда я c видом победителя держал питона, юноша догадался, что пора прийти на помощь. Как только он приблизился, на его яркий саронг выплеснулась из змеиных недр смердящая струя. Старик, сидя на земле, хохотал до слез. [1] Паранг — большой и тяжелый нож.
14:00
22 Янв
Жить в двух мирах. Переосмысляя транснационализм и транслокальность (ПОЛИТ.РУ)
Издательство «Новое литературное обозрение» представляет сборник статей «Жить в двух мирах. Переосмысляя транснационализм и транслокальность» под редакцией Ольги Бредниковой и Сергея Абашина. Миграция относится к числу социальных феноменов, лежащих в основе современного глобального мира. На первый взгляд, этот процесс направлен лишь в одну сторону: жители бедных регионов устремляются туда, где уровень жизни выше. Но при более пристальном рассмотрении выясняется, что переселенцы создают многоуровневые связи между сообществами, которые их «отправляют» и «принимают». Авторы этой книги обращаются к транснационализму и транслокальности — подходу, не находившему системного применения в российском академическом пространстве; они показывают, как мигранты выстраивают свои жизненные стратегии поверх государственных границ и барьеров — между «здесь» и «там». В статьях сборника исследуется жизнь трудовых мигрантов из Средней Азии и Северного Кавказа, а также их родственников, оставшихся дома: подвижная повседневность переселенцев и феномен семьи, разбросанной между разными местами проживания; перемещения людей и вещей; цифровые коммуникации и брачные стратегии; динамика ценностных установок и вкусов, характерная для тех, кто живет «между двумя мирами». Книга стала результатом международного исследовательского проекта «Транснациональные и транслокальные аспекты миграции в современной России», поддержанного Российским научным фондом (2014–2018). Предлагаем прочитать фрагмент открывающей сборник статьи Екатерины Капустиной и Елены Борисовой «Обзор теоретической дискуссии о концепции транснационализма».   Впервые постулаты теории транснационализма были сформулированы коллективом исследователей в лице Нины Глик Шиллер, Кристины Бланк-Зантон и Линды Баш в начале 1990-х годов. Эти авторы выступили с критикой классических миграционных исследований, согласно которым сообщества обязательно должны были быть где-то локализованы и обладать связанной с местом локальной культурой. В свою очередь, мигрантам, чтобы стать частью принимающего сообщества, следовало приспосабливаться или ассимилироваться в местную культуру. Вместо этого авторы предлагаемой программной работы предложили понятия «трансмигранты» (transmigrants) и «транснационализм» (transnationalism) как базовые для новой концепции в исследованиях международной миграции. В рамках новой парадигмы транснационализм определяется как социальный процесс, в котором мигранты создают социальные поля, пересекающие географическую, культурную и политическую границы. Мигранты становятся трансмигрантами в том случае, когда развивают и поддерживают множественные семейные, экономические, социальные, организационные, религиозные и политические отношения, пересекающие государственные границы, а их публичные идентичности формируются во взаимодействии с более чем одним национальным государством. В принимающем обществе они не временные жители, потому что поселились и начали инкорпорироваться в экономику и политические институты, локальности и паттерны повседневной жизни страны, где живут в настоящий момент. Однако в то же самое время они сохраняют связи, строят институты, управляют транзакциями и влияют на локальные и национальные события в странах, откуда эмигрировали [1] . Транснациональная парадигма связана с отказом от методологического национализма, под которым понимается тенденция воспринимать национальные государства и их границы как нечто заданное и само собой разумеющееся для исследователя, который «упаковывает» свои изыскания в эти же рамки. Осмысление социального сугубо в границах национальных государств ограничивает понимание многообразия социальных миров, поскольку территориальные границы и границы социальных пространств в современном мире, как правило, не совпадают [2] . Более того, транснациональный подход даже ставит под сомнение актуальность национальной границы для мигранта. Например, мигрант может принадлежать к мусульманской умме и в своих действиях ориентироваться на это транснациональное сообщество, особенно если передвижение через границу не сопряжено для него с какими-либо существенными трудностями. Таким образом, транснационализм изменил направления и масштабы исследований, перенаправив исследовательскую оптику с групп, обладающих четкой локализованностью, на группы, чьи члены вовлечены в кросс-граничные и мультилокальные процессы и практики [3] . Понятие транснационализма подразумевало отказ от понимания миграции как однонаправленного процесса. Таким образом, транснационализм фактически связал отправляющее и принимающее сообщества, предложив исследователям обращать внимание на тот факт, что, даже уехав, мигранты тем или иным образом остаются на прежнем месте жительства. Стоит подчеркнуть, что концепция транснационализма представляет собой, скорее, корпус теорий. Одним исследователям транснационализм дал возможность отказаться от методологического национализма, для других стал способом связать принимающее и отправляющее сообщества в единое социальное пространство, для третьих — выявить специфические транснациональные зоны, и так далее. Следует отметить, что вопрос о том, насколько новым является феномен транснационализма, предстает ли транснационализм просто характеристикой первого поколения современных мигрантов или подобные варианты миграций существовали и раньше, остается дискуссионным. Людвиг Прис отмечает, что мультилокальные интегрированные контексты социального взаимодействия не новы в исторической перспективе: например, сквозь пространственные и государственные границы простираются многие церкви и конфессии, феодальные структуры, письменные языки и т. д. [4] Однако большое число исследователей говорят о транснационализме как о принципиально новом феномене, в частности, считая его продуктом позднего капитализма [5] . В XX веке мобильность становится ожидаемой и нормализованной частью жизненных траекторий для многих людей, в мире возникает и распространяется специфическая культура миграции [6] . Так, например, антропологи, изучающие миграцию из Мексики в США, обнаружили, что транснациональная миграция уже настолько тесно вплетена в жизнь мексиканских сообществ, что стала рассматриваться их членами как неотъемлемый элемент жизненного пути в качестве практики инициации в определенный период жизненного цикла [7] . Нина Глик Шиллер и ее коллеги видят причины появления феномена транснационализма в смене структуры экономической активности, когда новые формы аккумуляции капитала ведут к детерриторизации социальных и экономических условий и в отправляющих, и в принимающих странах. Концепция транснационализма хотя и была сформулирована лишь в начале 1990-х годов, тем не менее тесно связана с предшествующими разработками в антропологии сообществ и миграции. Так, корни транснационализма можно найти в ранних работах о возвратной миграции, которые обращают внимание на связи с родиной и замечают, что эмиграция не обязательно означает окончательный отъезд в сознании самих мигрантов. Например, исследования в южной части Центральной Африки в 1960-х годах продемонстрировали, что миграция там носила скорее циркулирующий, а не однонаправленный характер [8] . В исследованиях маятниковых миграций также можно вычленить идею стирания границы между сельским и городским образом жизни в соответствующих локальностях. Появление транснационализма немыслимо без концепта воображаемого сообщества Бенедикта Андерсона [9] и рассуждений Арджуна Аппадурая о детерриториализации мира и соотношении между локальным и глобальным. Аппадурай показал, что необходимо определить «причину локальности как жизненного опыта в глобальном и детерриториализированном мире» и что нужно реконцептуализировать ландшафты групповой идентичности, в которых группы больше не строго территориализированы, пространственно ограничены или культурно гомогенны [10] . Следует заметить, что термин «транснациональный» не принадлежит всецело социологии и антропологии. В экономике и международных отношениях он связывается с исследованиями транснациональных корпораций, владеющих производственными подразделениями в нескольких странах. При этом есть некоторые связи между изучением транснациональных корпораций и банков и социальными сюжетами, которыми интересуются социологи и антропологи. Так, С. Сассен, исследуя глобальные города, являющиеся средоточием международных сетей институтов (например, банков и юридических фирм) и людей (например, международных экспертов), обращается к термину «транснациональность» прежде всего для того, чтобы акцентировать пространственное измерение и масштаб экономических, социальных и политических процессов и связей в условиях глобализации [11] . [1] Glick Schiller N., Basch L., Blanc-Szanton C. (eds.). Towards a transnational perspective on migration: Race, class, ethnicity, and nationalism reconsidered. New York: New York Academy of Sciences, 1992. Vol. 645. P. ix; цит. по: Кайзер М., Бредникова О. Транснационализм и транслокальность (комментарии к терминологии) // Миграция и национальное государство / Под ред. Т. Бараулиной и О. Карпенко. СПб: ЦНСИ, 2004. С. 133–146. [2] Pries L. Transnationalization of the social world? // Berliner Journal F
11:26
22 Янв
На МКС нашли трещину (Lenta.ru)
На Международной космической станции (МКС) обнаружили новую трещину. «Пока мы нашли одну, и под подозрением еще одно место, где есть какая-то негерметичность», — заметил руководитель полетом российского сегмента МКС Владимир Соловьев. На МКС доставят мощный микроскоп для исследований.
09:20
22 Янв
На МКС нашли трещину (ИТАР ТАСС)
Далее по теме
НовостиНовости
 События
 Политика
 Экономика
 Наука и Новые технологии
 Спорт
 Здоровье
 Культура
 Фоторепортаж
 В мире
 Происшествия
УкраинаНовости - Украина
 События
 Политика
 Экономика
 Наука и Новые технологии
 Спорт
 Здоровье
 Культура
 Фоторепортаж
 В мире
 Происшествия
РоссияНовости - Россия
 События
 Политика
 Экономика
 Происшествия
 Наука и Новые технологии
 Спорт
 Здоровье
 Культура
 Фоторепортаж
 В мире
ОБЪЯВЛЕНИЯОБЪЯВЛЕНИЯ
ПОДАРКИПодарки
...
...
Открытки, пожелания и поздравления от WEBPLUS.INFO Тематические календари праздников, дат и событий КАЛЕНДАРИ    Наш проект О ПРОЕКТЕ    Форма обратной связи ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ